01:03 

Стадии горя

...GreenSun
...легко придумать зелёное солнце; гораздо сложнее придумать мир, где оно было бы естественным © Дж.Р.Р.Толкин
Все началось с заявки на инсайде про Морана и Джона, встретившихся после Рейхенбаха. Заявка подразумевала экшн и всякие сюжеты, и большой объем текста, и вообще выходила за пределы моих возможностей, но ее основная идея волновала меня, и я снова и снова думал о ней, порой незаметно для самого себя.

Текст родился сам, не спрашивая меня, не интересуясь моим мнением, моим состоянием, моими возможностями писать. От первого и до последнего слова я написал этот мини в телефоне - впервые в жизни так крыло. Писалось в несколько "присестов" - то есть, ночей. Я ворочался, не зная, как заснуть, чуть ли не на стенку лез от бьющихся внутри головы мыслей и идей, не знал, что делать с лезущими словами, и в конце концов брал телефон и строчил, уже не обращая внимания на неудобство сенсорной клавиатуры. Каждое слово далось мне невероятно больно. Не знаю, почему, но этот текст вывернул меня наизнанку, протащил по острым камням ангста, скрутил с такой силой, что мне было физически плохо. Сейчас я перечитываю его намного спокойнее, потому что прошло много времени, но в первые недели я почти что плакал, перечитывая написанное. Серьезно. Мне было больно, очень больно и хреново от этой истории, но я не мог ее не написать, не мог ее не прожить.

Сейчас я часто думаю о том, что многое упустил, и хотел бы добавить кое-какие детали, и вообще все плохо, но. Но. Что-то в нем есть - безумное, болезненное, отчаянное. Ненавижу этот текст всем собой, но его определенно стоило написать.

Название: Стадии горя
Автор: ...GreenSun
Бета: veliri
Размер: мини; 1338 слов
Пейринг: Себастьян Моран/Джон Ватсон
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: R
Предупреждения: мат, курение, алкоголь; подразумеваются платонические джонлок и мормор в прошлом; пост-Рейхенбах, Шерлок Холмс и Джим Мориарти мертвы
Краткое содержание: Морану зверски хотелось курить, выть и напиться. А еще — чтобы Джон каким-то образом простил его за все это молчание и непроизнесенную ложь. Чтобы Джон принял его — всего, с темным прошлым, адским настоящим и будущим, которое без Джона обещало быть чем-то похуже ада.
Примечание: написано для команды WTF Sebastian Moran 2015; вдохновлено заявкой с Инсайда


Джон злился и оплакивал. Моран только злился. Никакого чертового облегчения от слез и воя, ничего подобного. Только бурлящая ярость, разрывающая изнутри — хоть на стены кидайся или хватайся за пистолет.

И никакого выхода. Несколько раз Моран напивался вдрызг — становилось только хуже. Он тогда в лучших традициях начинал названивать на номер Джима — который еще работал и выкидывал на ебанный автоответчик. Моран даже что-то наговаривал в трубку — черт знает что, он был слишком пьян. И он надеялся, что никто никогда этих записей не услышит, безумие же какое-то.

Как они с Джоном сошлись? Да и неважно, просто "случайно" столкнулись, узнали друг друга, зашли в ближайший паб отметить встречу. Моран все заглядывал в глаза бывшему сослуживцу — а как он переживает свою потерю? Прав ли Моран, что они братья по несчастью? Каждый проебал своего проклятого гения, и жизнь теперь — то еще дерьмо, и что с этим теперь делать — дьявол знает.

Оказалось, Моран был прав даже сильнее, чем думалось. Чем больше Джон выпивал, со стуком опуская стаканы на барную стойку, тем больше из него вырывалось — вскоре о своем Шерлоке он трещал, не умолкая, и Моран отчаянно ему завидовал. Сам он о Джиме и слова сказать не мог — ну, не считая тех пьяных излияний автоответчику. А Джон о своем говорить мог — только не о смерти, а о нем самом. Перекуроченный болью потери и лишним стаканом, Джон говорил, и ему становилось легче, Моран видел. Чертов счастливчик Джон.

Так они и сошлись — без обсуждений и договоренностей. Джон вообще ничего не спрашивал, а Моран особо и не болтал. Приходил к Джону в новую съемную квартиру, иногда на пару часов, а иногда и на неделю.

С Джоном было весело. Когда на него накатывала ярость, он кидался тарелками и чашками в стены, матеря своего гения на чем свет стоит. Моран уворачивался от вещей, а потом приносил упаковку одноразовых тарелок, и они вместе ели из них холостяцкие макароны металлическими приборами — какой забавный абсурд. Или пили виски из пластиковых стаканчиков, или уцелевшей неожиданной посуды — какая разница, в конце концов. Джон потом покупал дешевые наборы тарелок и стаканов — чтобы расколошматить их снова. Зато Джон вовремя забирал у Морана виски, и отнимал сигареты, и ругался на чертов дым. Моран в ответ курил только на его сиротской кухне, а не в гостиной.

Рядом с Джоном было до абсурдного проще. Морана всё равно не отпускало — ни слез, ни истерики, ни каких-то там стадий горя, сплошная выворачивающая ярость, которую Моран сдерживал изо всей силы, захлебываясь. Но одно присутствие Джона — спокойного Джона, сильного Джона, скорбящего Джона, взбешенного Джона — делало существование проще.

Видимо, это было взаимно. Джон его не выгонял и не стеснялся. Не задавал вопросов. Не говорил лишнего. Они могли часами молчать друг с другом. Могли обсуждать какую-то чушь. Могли смотреть телевизор целую вечность, сидя в разных углах комнаты. Их обоих это устраивало.

Когда на Джона накатывало, Моран просто был рядом. Это были не рыдания, нет, наверное, что-то типа панических атак. Джона скручивало, он задыхался и почти скулил, а Моран сидел рядом и молча держал его за плечо.

Нахуя они все это делали?

А потом все случилось — ну, как будто так и должно было быть. Кажется, они даже не были пьяны — если не считать повисшего в воздухе дыма от морановых сигарет.

Просто вот только что они сидели рядом — молчаливые и потерянные; а вот уже почему-то целуются, борясь языками, и лезут друг другу в штаны.

Форменное безумие, как это с ними случилось?

Сексом это назвать было бы смешно, но Морана будто отпустило немного — взмыленный, с колотящемся сердцем и спермой на животе, он полулежал на Джоне и ни о чём не думал. Это было настоящее блаженство.

Об этом они не говорили тоже. Им и не надо было говорить. Просто иногда их сосуществование вспыхивало, и они кидались друг на друга, кусались, выпутываясь из одежды, ругались, чувствуя руку другого на своем члене, и скулили, кончая заполошно и жарко.

В послеоргазменной истоме Моран счастливо закрывал глаза и забывал все на свете, кроме разгоряченного тела Джона рядом.

В конце концов, Моран перетащил к Джону большую часть вещей и даже настоял на том, чтобы платить часть аренды. Джон ходил по магазинам и работал в какой-то там клинике, иногда надрываясь на дополнительных сменах, а иногда днями бездумно сидя дома. Моран готовил какие-нибудь незнакомые Джону блюда, снова и снова удивляя, неизменно коптил кухню сигаретным дымом и порой отлучался, чтобы выполнить очередной заказ. Он мог не возвращаться день или две недели, а Джон ни разу не спросил, чем он занимается, и Моран был благодарен. Не мог же он признаться, что он наемник. И экипировку свою у Джона он не держал — только один из пистолетов. Джон понятия не имел, что Моран как-то связан с Мориарти. И к лучшему, чёрт возьми!

Забавный у них был быт. Как из сумасшедших сказок. Кошмары по ночам — почти одни на двоих. Страстный и неловкий секс без какого-либо графика, как приходилось. Поход в тир по пятницам — Джон явно был рад возможности через стрельбу выпустить эмоции. За это совместное времяпровождение он даже иногда покупал Морану сигареты. Прелесть.

Морану нравилось, Джону — тоже. Они как-то так естественно сцепились, приладились друг к другу, неожиданно и незаметно. Как будто перед лицом опасности — как в армии, вопреки вечной и жуткой войне.

Да, собственно, у них и была война — у каждого своя, внутри, бесконечная война с непреодолимой потерей.

Джон все еще порой начинал говорить о своем Холмсе, задыхаясь от чувств. Моран знал, что у них ничего не было, но боялся, что во время секса Джон однажды назовет его Шерлоком. Но Джон, кончая, сдавленно тянул «Сеееееб...», и Морана накрывало жаркой, необъяснимой волной, и он жалко матерился, впиваясь пальцами в сильное горячее тело.

А однажды Моран понял, что Джон все знает. Ну, может, не все, но догадывается. В конце концов, Моран ушел из армии с ужасным скандалом и потом исчез со всех радаров, чтобы объявиться посреди толпы на пути Джона — совершенно "случайно", да, — вскоре после ебанной смерти двух гениев.

Джон же долго жил рядом с одним из этих гениев. И однажды у него изменился взгляд. Моран был очень, очень осторожен, держал на пароле свою технику, никогда не общался с заказчиками при Джоне даже письменно и всегда возвращался с заданий как ни в чем не бывало. Но скрыть от доктора травмы — редкое, но неизбежное последствие грязной работы — было невозможно. В конце концов, они же трахались. Джон молчал, но смотрел проницательно и странно, а иногда настаивал (приказывал), что поможет при перевязке или обработке ран. Моран обреченно ждал бури и пытался представить, как будет жить дальше — без этого немыслимого холостяцкого быта, молчания на двоих, судорожного секса, Джона... Выходило хуево.

Это был совершенно обычный вечер, ничто не предвещало и все такое. Они сидели в разных углах дивана — Джон пил свой чай, Моран перечитывал "Илиаду".

— Ты киллер, — просто сказал тогда Джон. Это не было вопросом, и Моран молча поднял на него взгляд.

— Ты лучший снайпер Европы, я знаю это еще с Афганистана. После ухода из армии ты мог сделать отличную карьеру в криминале. Ты и сделал.

Джон так обыденно покачивал кружку с чаем в ладонях, что Морану показалось — это галлюцинация такая причудливая. Особая форма кошмара. Вот блядство.

— И ты работал с Мориарти, — спокойно заключил Джон, делая глоток. У Морана пересохло в горле.

— Это тебе старший Холмс доложил? — хрипло спросил он, осторожно загибая уголок страницы и закрывая книгу.

— Намекнул, — кивнул Джон, — но я и так об этом подумывал.

Они молчали.

— У вас было что-то?.. — Джон вскинул бровь, неопределенно взмахнув кружкой.

— Да. Что-то вроде вашего.

Джон хмыкнул.

— Я не могу, — вдруг признался Моран, — я не могу говорить о нем. Вообще. Я не могу... перестать на него злиться. Это...

Моран заткнулся, сжимая кулаки — Джон смотрел на него так, что говорить было бессмысленно.

Они молчали. Моран никогда не замечал, что эти часы в гостиной тикают так блядски громко и жутко.

— Не прогоняй меня, — Морану зверски хотелось курить, выть и напиться. А еще — чтобы Джон каким-то образом простил его за все это молчание и непроизнесенную ложь. Чтобы Джон принял его — всего, с темным прошлым, адским настоящим и будущим, которое без Джона обещало быть чем-то похуже ада.

А Джон смотрел внимательно и странно. Тикали эти чертовы часы.

— Нет, — просто сказал Джон, поставив на журнальный столик пустую чашку. — Куда я без тебя.

...Джон горячий, почти обжигающий, у Джона чуткие, вызывающе сильные руки и сухие поцелуи.

Моран плачет.

@музыка: ...Dirty South – The Unknown (feat. FMLYBND)

@темы: Мысли вслух, Личное, Интернет, Зима, Жизнь, Воспоминания, Внутри, Весна, Бред, Безумие, Sherlock BBC <3, Наблюдения, Настроение, Ночь, Ощущения, Размышления, Разное, Творчество, Фандом, Фанфики, Чувства

URL
Комментарии
2015-04-02 в 10:36 

Niel Ellington
And I'd choose you; in a hundred lifetimes, in a hundred worlds, in any version of reality.
Прочла вначале на фикбуке, а эта запись однозначно пойдет в цитатник.
Разбирать свои впечатления и сам текст не буду, извини. Я просто пойду поплачу в уголка от избытка чувств, можно?
:buddy:

2015-04-02 в 15:36 

Metamorph;
Электроленик| Улыбается все в мире, когда твой друг - драгдилер
просто:heart:

2015-04-03 в 00:56 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Круто, чертовски круто и сильно, в них таких очень-очень веришь. и столько деталей, и так ярко и горько. вот по какому бы фэндому ты ни писал, всегда царапает. :heart:

2015-04-03 в 01:09 

...GreenSun
...легко придумать зелёное солнце; гораздо сложнее придумать мир, где оно было бы естественным © Дж.Р.Р.Толкин
Niel Ellington,
Ох. Давай поплачем в углу вместе. Потому что да. Да.
Спасибо :heart:

Metamorph;,
урррр :shy:

Mark Cain,
Ты меня перехваливаешь, но мне очень-очень приятно :shuffle2: Спасибо, Марк, я дико рад, что оно царапает и вообще. Но, на самом деле, я тут не при чем. Оно само. Я сопротивлялся. Я выл и лез на стенки. Оно меня не спросило xd

URL
2015-04-03 в 01:11 

Mark Cain
вера в то, что где-то есть твой корабль(с)
Я не перехваливаю. я привередливый, меня редко цепляют тексты. =Р
О да, я знаю, каково это, когда "они всё сами")

2015-04-03 в 01:23 

...GreenSun
...легко придумать зелёное солнце; гораздо сложнее придумать мир, где оно было бы естественным © Дж.Р.Р.Толкин
Mark Cain,
Ох. Ну ладно :shuffle2: Спасибо :heart:
"они все сами" крутой эффект, но очень уж мучительный xd

URL
2015-04-03 в 14:06 

Niel Ellington
And I'd choose you; in a hundred lifetimes, in a hundred worlds, in any version of reality.
2015-04-03 в 21:21 

...GreenSun
...легко придумать зелёное солнце; гораздо сложнее придумать мир, где оно было бы естественным © Дж.Р.Р.Толкин
URL
2015-04-08 в 13:14 

Spring Blooming
Хочется стереть себе память, чтобы пережить это еще раз...
Наконец-то, добралась до Джона и Морана :ura: (такой вот я тормоз в отличие от тебя (ничего, что я на ты?:pink:)... Первые несколько абзацев читались спокойно, а потом случился взрыв мозга...Ты так вкусно рассказываешь о чувствах! Спасибо!:heart:

2015-04-26 в 17:32 

...GreenSun
...легко придумать зелёное солнце; гораздо сложнее придумать мир, где оно было бы естественным © Дж.Р.Р.Толкин
Spring Blooming,
*на самом деле я правда дикий тормоз, прошу прощения :depress2: *
Я только за "на ты" :)
И большое спасибо за комментарий, мне безумно приятно) Так уж получилось, что только чувства мне и даются, когда я пытаюсь писать. Ну, хотя бы что-то) Хотя тут моей заслуги мало - оно само, без моего вмешательства и желания...
Спасибо еще раз :heart:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

...зелёное солнце

главная